Название: Анархо-синдикалисты и сопротивление диктатуре Франко
Дата: 2013
Источник: Прямухинские чтения 2013 года. Скопировано 2018-09-12 с http://aitrus.info/node/3073

Вы [фашисты] одержите победу, ибо на вашей стороне слишком много грубой силы и жестокости. Но вы никого не обратите в свою веру. Ибо, чтобы обратить человека, его необходимо убедить. А чтобы убедить, нужно иметь то, чего у вас нет: разум и право на борьбу.

Мигель де Унамуно

В 2012 году исполнилось 35 лет с момента легализации Национальной конфедерации труда Испании. После установления в стране франкистской диктатуры НКТ была запрещена, наряду с множеством других организаций. Тысячи анархо-синдикалистов были убиты, брошены в тюрьмы и концлагеря либо эмигрировали. Тем не менее, испанские либертарии никогда не прекращали борьбу против режима Франсиско Франко.

Исторический контекст

Среди интересующихся историей двадцатого столетия в России многие неплохо знакомы с основными событиями Гражданской войны в Испании 1936-39 гг., однако же история антифранкистского сопротивления в последующие годы известна в гораздо меньшей степени. О сопротивлении написано не так уж много, и сводится все, главным образом, к участию в нем коммунистической партии (КПИ)[1].

И это неудивительно, учитывая, что даже в испаноязычных материалах можно встретить подобные суждения: «Обычно считается (…), что главным действующим лицом в борьбе против франкизма играла Коммунистическая партия Испании (…). Это ложное отождествление доходит до нахальства в случае с партизанской борьбой, известной обыкновенно как “маки”: она продолжалась до начала 60-х гг., хотя КПИ отказалась от нее еще до конца 40-х.»[2]

Между тем, сопротивление диктатуре имеет более сложную, богатую событиями трагическую историю, нежели гласит живописание событий по версии Компартии, и ее сторонников.

В данной статье речь пойдет об участии в борьбе с диктатурой испанских сторонников безвластного общества, внесших свой немалый вклад в сопротивление франкистскому режиму.


Завершившаяся война стоила Испании огромных жертв. По некоторым оценкам, только членов НКТ было расстреляно в результате жестокой репрессивной политики победителей до 160-180 тысяч[3]. Вместе с тем, на сегодняшний день в НКТ оценивают общее количество расстрелянных в годы диктатуры в 190,694 человек[4]. В тоже время количество умерших в лагерях было примерно сопоставимо, по имеющимся сведениям, с количеством расстрелянных[5]. При оценке масштабов репрессий необходимо учитывать, что многие расстрелы не попадали в официальную статистику, так как тысячи убитых, о судьбе которых многие прекрасно знали, либо понимали, считались не казненными, но попросту «исчезнувшими». Широкое распространение получила практика расстрелов «при попытке к бегству[6].

Кроме того сюда же стоит добавить и «армию раненых»[7], людей, ставших калеками в результате боевых действий.

Война стоила стране сотен тысяч погибших, а в эмиграцию отправилось порядка 450-500 тысяч жителей Испании, до 65% из которых, по данным анархистского журнала «Голос Труда – Пробуждение», были членами НКТ-ФАИ[8]. Впрочем, стоит отметить, что многие беженцы вернулись обратно в страну уже к декабрю 1939 г.[9]

Во Франции испанских беженцев ждали концентрационные лагеря[10](лагеря для интернированных), а после оккупации Франции войсками гитлеровской Германии тысячи из стали жертвами лагерей смерти[11].

Десятки, а возможно и сотни тысяч (споры до сих продолжаются, как, впрочем, и по всем вопросам, связанным с количеством жертв войны и ее последствий) в ходе войны подверглись репрессиям.

И все это притом, что на момент начала гражданской войны в стране проживало около 25-26 млн. человек. Говоря словами испанского анархиста и исследователя антифранкистского сопротивления Антонио Тельеса, после победы националистов у испанцев свобода выбора осталась только в одном – выбрать способ умереть[12]. «Атмосфера всеобщего страха, недоверия и подозрительности стала характерной чертой испанской действительности»[13].

После вступления в Мадрид армии Франко 28 марта, и последующего объявления 1 апреля 1939 г. о том, что война окончена, можно было подумать, что для противников военно-фашистского мятежа отныне все кончено: армия Республики была уничтожена, территория занята мятежниками, население деморализовано, повсеместно работал маховик жестких репрессий.

Однако это был еще не конец. Анархо-синдикалисты, хотя и разделенные на три неравные части[14], по мере сил и возможностей участвовали в борьбе с диктатурой до самой смерти Франсиско Франко.

В годы диктатуры Испанское либертарное движение (ИЛД)[15] действовало в трех основных направлениях: партизанское сопротивление, забастовочное движение и антиправительственный терроризм, в который вылилась попытка в начале 60-х гг. оживить партизанское сопротивление по инициативе ряда видных анархистов и анархо-синдикалистов.

Партизаны

Говоря о партизанском сопротивлении франкистскому режиму нельзя забывать о том, что оно начиналось вовсе не весной 1939 г., с падения Республики, но гораздо раньше. По мере того как мятежники занимали все новые территории, на них разворачивалась партизанская борьба. Так было в Андалусии уже в 1936 г., в Стране Басков, Кантабрии[16] на следующий год, а в столице Каталонии Барселоне уже в конце марта 1939 г. действовала небольшая подпольная группа ФИХЛ[17]. Во время войны, по инициативе коммунистов, был создан 14-й (партизанский) корпус, состоявший из шести дивизий, по 3 тыс. человек в каждой. Командовал корпусом коммунист Доминго Унгриа[18].

В конце 1937 – начале 1938 гг. при активном участии анархо-синдикалистов Гарсиа Оливера, предложившего конкретный план действий, и Франсиско Марото обсуждалась возможность разворачивания партизанской войны в тылу мятежников на юге Испании, в Андалусии. Реализовать эти планы, правда, так и не удалось[19]. Абад де Сантильян сетовал впоследствии на страницах своих мемуаров, что партизанский потенциал, как наиболее подходящей формы действия в условиях войны для народной милиции, так и не был реализован[20].

Время от времени в ходе войны поднимался вопрос о разворачивании широкомасштабного партизанского движения против франкистов, однако же соответствующее решение так и не было принято. Последний раз вопрос о начале широкомасштабных партизанских действий был поднят незадолго до окончания войны, когда в январе-феврале 1939 г. в высших военных и политических кругах республиканского лагеря шли активные дискуссии о перспективах дальнейшего ведения войны.

Многие видные генералы, в частности Матальяна и Менендес, считали, что у Республики остается в запасе всего четыре–пять месяцев[21]. На этом фоне командующий 4-м армейским корпусом анархо-синдикалист Сиприано Мера выступил с предложением сосредоточить все наличные силы в каком-либо одном регионе, например на юге Центральной зоны, для нанесения удара в направлении Эстремадуры. Согласно данному плану, предполагалось, в том случае, если население поддержит республиканцев, разворачивать партизанскую войну, ломая фронты[22].

Данное предложение Сиприано Меры так и осталось не реализованным, как и высказывавшееся ранее предложение Гарсиа Оливера.

Однако же, несмотря на формальное поражение в войне, полностью прекращать сопротивление наступавшему фашизму многие активисты либертарного движения отнюдь не собирались. И началась «борьба до конца», как и обещал в марте месяце все тот же Мера[23].

Как бы то ни было, 1939-1948 гг.[24] стали особенно трудными, и, вместе с тем, героическими для антифранктистского сопротивления. Эти годы были, возможно, наиболее тяжелыми, так как в этот период происходили самые массовые и жестокие репрессии победивших националистов. Героическими же, так как это были годы наиболее широкого партизанского движения: в 1943 г. наметилась активизация партизанского движения в таких регионах как Астурия, Андалусия и Левант, хотя террор со стороны властей и помешал созданию массового движения сопротивления[25].

Все это вполне может служить основанием для того, чтобы согласиться с некоторыми исследователями относительно того, что 1 апреля 1939 г. гражданская война в Испании не окончилась, но перешла в другую фазу – фазу партизанского сопротивления, о чем говорят в частности, те данные, согласно в рядах партизан в 1939-40 гг. было до 40 тыс. человек[26].

Среди прочих, в первые годы после установления диктатуры действовали и отряды анархо-синдикалистов. Например, отряд Бернабе Лопеса, в районе Малаги, отличавшийся высокой мобильностью[27].

Также строит отметить, что, по данным Эдуардо Понс Прадеса, через ряды партизан-антифранкистов («испанских маки») с 1939 г. по середину 1960-х гг. прошло порядка 50 тыс. человек[28]. Вместе с тем, по данным, приводимым коммунистом Энрике Листером, в 1944-50 гг. против партизан были задействованы огромные силы – до 450 тыс. солдат регулярной армии (возможно, что это несколько завышенные оценки), а также военизированная полиция и гражданская гвардия. Против антифашистов применяли авиацию, а также закупавшиеся за рубежом броневики и танки; создавались специальные «антипартизанские», а также «псевдопартизанские» отряды[29].

Что касается периодизации истории испанских маки, то тут стоит обратиться к исследованиям Франка Минца. Так, например, он выделяет в одной из своих работ следующие пять основных периодов:

  • 1939-44 гг.: действия небольших разрозненных групп по всей территории страны. Применительно к анархо-синдикалистам речь шла, главным образом, о зонах их наибольшего влияния, таких как Арагон, Андалусия, Галисия и Каталония;

  • осень 1944 г.: операция в долине Аран;

  • начало 1945 г.: развитие сопротивления по всей территории Испании;

  • 1947-52 гг.: постепенный спад партизанской активности;

  • 1952-63 гг.: история последних групп сопротивления, состоявших в своем большинстве из либертариев, которые действовали главным образом на территориях Арагона и Каталонии[30].

Как пишет А.А. Сагомонян, применительно к истории партизанского сопротивления до 1948 г., активисты ИЛД «сражались во всех партизанских соединениях, занимая в некоторых из них командные посты»[31]. Многие анархистские группы были небольшими по своему составу, по 10-15 человек[32].

1944-й г. был отмечен масштабной партизанской операцией в долине Аран, 19-24 октября. Данный рейд был организован созданным в 1942 г. по инициативе Компартии Испанским национальным союзом (ИНС), в работе которого также принимали участие и представители других политических направлений, в том числе некоторые анархо-синдикалисты.

Против вторгшихся (до. 7 тыс. человек) в Испанию с территории соседней Франции антифашистов был брошен 45,000-й корпус под командованием генерала Москадо[33].

В течение нескольких дней партизаны были разгромлены. По официальным данным в этих боях погибло 588 маки и 288 солдат франкистской армии; большое количество антифашистов попало в плен[34].

В 1944 – 1948 гг., в условиях активизации партизанской борьбы, и до того момента, когда по указанию из Москвы коммунисты стали сворачивать свою партизанскую деятельности, в Испании было создано по меньшей мере шесть относительно крупных партизанских соединений: Левант-Арагон (ок. 500 человек), Галисия-Леон, Астурия-Сантандер, Эстремадура, Центр (ок. 200, в октябре 1945 – начале 1947 гг. командиром отряда был член НКТ, погибший в бою), Андалусия (200 человек, 2 отряда). За 1944-1948 гг. их силами было проведено соответственно: 722, 984, 737, 625, 723 и 1071 операция[35].

В апреле 1945 г. активистам НКТ во Франции стало окончательно очевидно, что Союзники отнюдь не собираются свергать франкистскую диктатуру. В этой связи с осуждением «пассивности» западных демократий выступила эмигрантская газета ФИХЛ «Рута»[36].

По некоторым данным в 1945-1950 гг. всеми участниками антифранкистского сопротивления было проведено порядка «5 тыс. боевых операций»[37]. Вместе с тем, согласно обнародованным в 1968 г. данным, которые приводит в одной из своих статей Антонио Тельес, с 1943 по 1952 гг. жертвами боев с партизанами стало 628 членов Гражданской гвардии, из которых 258 человек были убиты; вместе с тем антифашисты потеряли убитыми 2,166 человек в результате 2,000 столкновений, и еще 3,382 были схвачены; кроме того, еще 19,407 человек было арестовано за «связь, помощь, либо пособничество и подстрекательство»[38].

В ходе борьбы с партизанами выжигались леса, из мест ведения боевых действий выселялись целые деревни. За пособничество активистам маки иногда расстреливались целые крестьянские семьи, а семьи непосредственных участников партизанского движения подвергались репрессиям. В поле крестьянам разрешалось брать еды только на один прием пищи, чтобы они не могли ничего передать антифашистам[39].

В 1948 г. была предпринята попытка организовать покушение на Франко с помощью самолета[40].

После 1948 г. партизанское движение постепенно начинает сходить на нет. Отчасти это было связано с тем, что стала сворачивать свою деятельность компартия, получившая соответствующее указание И. В. Сталина[41]. В августе того же года из партизанского сопротивления выбыли социалисты. Силы же НКТ к тому времени были в немалой степени подорваны франкистским террором, а так же внутренним конфликтом (см. ниже)[42].

Кроме того, под воздействием внешнеполитических факторов постепенно менялась и внутренняя политика Франко. В 1949 г. состоялась даже «амнистия», отпустившая из франкистских тюрем три тысячи заключенных[43]. Намечалась эпоха постепенной «либерализации» диктаторского режима[44]. В 1963-1965 гг. дальнейшая «либерализация» получила новый импульс под воздействием подъема рабочего движения, было произведено еще несколько «частичных амнистий», проводились и другие меры по изменению ситуации внутри страны[45].

Согласно данным, приводимым Александром Сагомоняном, партизанская активность в 1947-1949 гг. выглядела следующим образом:

  • Левант-Арагон: в 1947 г. было проведено 217 операций, в 1948 г. – 167, в 1949 – 90;

  • Галисия-Леон: 251, 194, 136;

  • Астурия-Сантандер: 200, 163, 68;

  • Эстремадура: 172, 120, 54;

  • Центр: 189, 122, 72;

  • Андалусия: 288, 217, 89[46].

На фоне активизации партизанской борьбы в середине сороковых годов в Испанском либертарном движении произошел раскол. Его причины уходили корнями в острые споры, продолжавшимся еще с войны по вопросу об «антифашистском единстве».

Так ИЛД раскололось в 1945 г. на две фракции: «внутреннюю» и «внешнюю» (называвшихся также «политиками» и «аполитичными»); первые выступали продолжателями линии широкого единства антифранкистских сил ради победы над общим врагом (действовали на территории самой Испании[47]), вторые же выступали с резкой критикой такого сотрудничества (главным образом, эмигрантская часть ИЛД). Непосредственно раскол был спровоцирован согласием Орасио Прието и Хосе Лейвы на вхождение в состав республиканского правительства Хираля в изгнании[48].

Стоит, впрочем, не забывать при этом и том, что раскол имел место отнюдь не только в либертарном движении. В частности в 1950-1970 гг. имели место постоянные внутренние конфликты в рядах испанских сталинистов, что привело к нескольким расколам[49].

В 1947 гг. испанская НКТ («внешняя») на официальном уровне окончательно принимает решение о «возвращении к принципам». Данное решение было закреплено на VIIIконгрессе Международной ассоциации трудящихся (МАТ, анархо-синдикалистский интернационал) 1953 г., в Пюто.

В 1949-1950 гг. анархо-синдикалистами было организовано и проведено множество акций, однако ответными репрессиями со стороны властей партизанскому движению был нанесен в это период серьезный урон[50].

В 1953 г. ИЛД принимает решение о необходимости сворачивания партизанской борьбы[51].

Хотя до 80% партизан и было уничтожено к концу 1940-х гг.[52], полностью партизанское сопротивление не прекращается, продолжаясь до середины 1960-х гг. В этот период действовали последние группы либертариев. Это были отряды Хосе Луиса Фасериаса, Франсеско Сабате Льопарта (Кико) и Рамона Вила Капдевилы (Каракремада). Это были уже ветераны либератарного и партизанского движений. Так, например, группа Сабате действовала уже с 1945-1946 гг., когда ею были проведены первые экспроприации; что касается Луиса Фасериаса, то в годы войны он находился на Арагонском фронте в рядах колонны Аскасо; относительно же Каракремады известно, что во время гражданской войны он был членом действовавшей под Теруэлем знаменитой Железной колонны, участвовал в коллективизации[53].

Кроме того известны и другие отряды испанских партизан-анархистов 1940-х – начала 1950-х гг.: отряд «Лос-Хубилес» Хосе Морено Саласара, группа Марселин Массана (Панчо)[54] и др.[55]

Стоит отметить, что Сабате был одним из тех, кто настаивал на антифашистском единстве в интересах свержения франкистской диктатуры. Речь шла о единстве в борьбе между активистами Эскерры, ИСРП, ВСТ, ПОУМ, НКТ, ФАИ[56]. Характерно, что коммунисты оставались при этом для него теми, союз с кем был неприемлем, причиной чему была пагубная роль КПИ и ОСПК в годы войны.

Погиб Сабате 5 января 1960 г. в ходе перестрелки с полицией[57]. За три года до него, в ходе перестрелки с полицией, 30 августа 1957 г. погиб Хосе Луис Фасериас[58].

7 августа 1963 г. погиб командир последнего анархо-синдикалистского партизанского отряда Рамон Вила Капдевила. Свою последнюю диверсионную акцию он организовал пятью днями ранее[59].

Через два года после Каракремады погиб и последний командир испанских маки, коммунист Хосе Кастро. Он был убит 10 марта 1965 г.

Забастовщики

После победы правительством Франсиско Франко были объявлены вне закона все действовавшие ранее профсоюзные объединения, кроме встроенных в систему фашистских вертикальных профсоюзов, призванных сделать рабочий класс безопасным для работодателей и государства. Были запрещены любые забастовки.

Экономическая разруха и жестокие репрессии, казалось, были способны полностью раздавить рабочее движение. Однако уже в первой половине 1940-х гг. в Испании вновь разворачивается забастовочная борьба: первая забастовка в Барселоне при режиме Франко была организована на крупном промышленном предприятии Ла Макиниста в марте 1941 г., ее организаторы «были казнены без суда и следствия»[60].

Также известно, что активисты НКТ организовывали остановку работы в 1941 г. на заводе Инженерного арсенала в Кадисе, и крупную забастовку в Алькое (Валенсия) на предприятии по производству сигаретной бумаги[61].

В 1945-м произошли забастовки в Каталонии, Мадриде и Валенсии.

Члены Конфедерации активно участвовали в забастовочном движении, наравне с представителями других традиционных фракций рабочего движения: социалистами, коммунистами и др.[62] Как пишет Хосе Гарсиа: «В ячейках подпольных профсоюзов ВСТ и НКТ работали вместе коммунисты, социалисты и анархо-синдикалисты»[63].

Кроме того, постоянно велись попытки воссоздать структуры Конфедерации на подпольном уровне – в 1946 г. в Каталонской НКТ состояло около 20 тыс. человек[64]. Это привело к аресту в течение 1940-х - 1960-х гг. 17 национальных комитетов НКТ. Причем первый Национальный комитет НКТ после окончания войны был создан в середине 1939 г. Его секретарем был Паларольс; главной задачей комитета было спасение от расправ активистов анархо-синдикалистского движения, что осуществлялось посредством подкупа франкистских судей[65].

В 1946-м году десятки тысяч работников текстильной промышленности Каталонии бастовали с требованием «повышения заработной платы и улучшения условий труда»[66]. Всего же за первые 8 месяцев 1946 г. произошло около 120 забастовок, почти все из которых носили экономический характер[67].

1 мая 1947 г. на севере Испании состоялась первая всеобщая забастовка после окончания войны, охватившая Басконию. В ней участвовало порядка 70-80% рабочих, занятых в промышленности региона: от 50 до 100 тыс. человек[68]. При этом данная забастовка не была первой в данном регионе после окончания войны: предыдущая имела место в Бильбао в декабре 1946 г.

Организаторами забастовочных выступлений декабря 1946 и мая 1947 гг. называют ВСТ, при этом в забастовочный комитет майской забастовки входили представители целого ряда организаций, включая НКТ. Отмечается, что действия рабочих носили политический характер.

Против рабочих были брошены силы полиции и армии, стянутые из других регионов. К 10 мая забастовка была окончательно подавлена: до четырех тысяч рабочих было арестовано, несколько сотен уволено, многим понизили заработную плату. При этом, несмотря на свое поражение, майская забастовка в Стране Басков сыграла роль мобилизующего фактора, способствуя дальнейшей активизации рабочего движения[69].

Другой важной вехой в истории рабочего движения Испании в условиях франкистской диктатуры стал начавшийся 11 марта 1951 г. «трамвайный бойкот, переросший затем во всеобщую забастовку» в Барселоне, распространившись при этом на Бадалону, Террасу, Сабадель и Манресу. На улицы вышли десятки тысяч человек.

13 марта бастовало уже до 150 тыс. человек. Всего же по некоторым данным в забастовке приняло участие порядка 300 тыс. каталонцев.

Против забастовщиков правительством были задействованы все имевшиеся в их распоряжении средства, улицы патрулировала военизированная полиция, как в истории с баскской забастовкой 1947 г. присланная из других регионов страны, Мадрида, Сарагосы и Валенсии, солдаты и морская пехота. Полицейские участки были переполнены задержанными[70]. Причинами протестов послужил 40-процентный рост тарифов, а также общее недовольство режимом.

По итогам забастовки были восстановлены прежние тарифы; кроме того, с поста гражданского губернатора был снят Эдуардо Баэса Алегриа, назначенный в Барселону в апреле 1947 г., бывший ранее губернатором Сарагосы. Также было заявлено, что все арестованные во время протестов будут освобождены[71].

После Барселоны забастовки произошли в Бискайе, Наварре, Гипускоа, Мадриде[72].

Впрочем, забастовки 1 мая 1947 г. в Басконии и мартовская 1951 г. в Барселоне имели своими последствиями не только активизацию рабочего движения, но также и продолжение жестоких антирабочих репрессий диктаторского режима: многие уцелевшие к тому времени в Испании активисты НКТ и ВСТ были физически уничтожены[73].

Как отмечал Хосе Гарсиа, в начале 1949 г. имели место многочисленные «судебные процессы против видных деятелей НКТ»[74].

В 1950-е гг., влияние НКТ в Испании ослабевает. В этот период Конфедерация в целом «сходит со сцены», в связи с чем обескровленная НКТ вынуждена была «перейти к типично анархистской работе в аффинити-группах», состоявших как правило из 4 – 10 человек[75].

Как отмечается, период между 1954 – 1965 гг. стал для НКТ наиболее мрачным в ее истории[76].

В 1950-1970-е гг. в Испании разворачивается (как и по всему миру – «бурные шестидесятые», важной частью которых были события, имевшие место во Франции – «Красный май 68-го») студенческое движение, во многом находившееся под марксистским влиянием[77]. Впрочем, анархисты, в частности, по линии ФИХЛ, также принимали участие в этих событиях[78].

Весной 1962 г. Испанию сотрясла очередная забастовка астурийских шахтеров, перекинувшаяся и на другие регионы страны.

В общей сложности в 1962 г. бастовало 660 тыс. человек, в 1963 г. – 500 тыс., в 1964 г. – более 680 тыс.[79] Активисты НКТ принимали участие в развернувшейся забастовочной активности[80]. В этот периода основными районами забастовочной борьбы были Каталония, Страна Басков, Астурия и Мадридский регион[81].

Как писала С.П. Пожарская, в 1960-1970-е гг. забастовки в Испании становятся «постоянным политическим фактором жизни страны», что подтверждает и забастовочная статистика за тот период[82]. И это тем более неудивительно, учитывая общий низкий уровень жизни испанских трудящихся: в 1965 г. 87,5% семей трудящихся получали доход меньше прожиточного минимума[83]. С 1960 по 1964 гг. Испанию покинуло порядка 700 тыс. человек[84].

В конце 1950-х – начале 1960-х гг., на волне шахтерских забастовок, возникло новое профобъединение – Рабочие комиссии (РК, или ПКРК), в которых первоначально действовали коммунисты, социалисты, христианские демократы, монархисты и часть анархистов[85]. Вопрос о сотрудничестве с РК вызвал жаркие дискуссии в рядах анархо-синдикалистов. В частности противником участия в них выступал ветеран либертарного движения Сиприано Мера[86].

Отчасти с проблемой дискуссий вокруг РК связано и такое явление 1960-х гг. как «синкопунтизм»[87] - сотрудничество отдельных ветеранов НКТ с вертикальными франкистскими профсоюзами – Национальной конфедерацией профсоюзов (НКП), что было одной из попыток со стороны властей дискредитировать и уничтожить либертарное движение. Большинство групп и членов НКТ отрицательно отнеслись к подписанию рядом ветеранов анархо-синдикалистского движения осенью 1965 г. соответствующего соглашения[88].

Стоит отметить, что летом 1942 г. испанскими властями, за отказ от сотрудничества с официальными франкистскими профсоюзами, были казнены два видных активиста анархо-синдикалистского движения. Это были: один из создателей в начале гражданской войны известной своим радикализмом и принципиальностью в идеологических вопросах «Железной колонны» Хосе Пельисер, а также один из лидеров умеренного крыла либертарного движения, бывший министр промышленности в правительстве Ларго Кабальеро Хуан Пейро[89].

На фоне своего воссоединения в начале 1960-х гг. НКТ принимает решение о сотрудничестве в целях борьбы с франкистским режимом с ВСТ[90].

В октябре 1961 г. в Мадриде был арестован очередной НК НКТ[91].

30 ноября 1966 г. началась самая длительная забастовка в истории франкистской диктатуры, организованная на фирме холодного проката «Эчеварриа». Она продолжалась до 15 мая следующего года[92].

В начале 1970 г. вновь бастовали горняки Астурии (30,000), одновременно с ними протестовали 5,000 сельскохозяйственных рабочих Андалусии, 3,000 металлургов Барселоны, бастовали рабочие Басконии[93].

При этом только в мае 1975 г. были официально разрешены забастовки, не носящие политический характер[94].

«Террористы»

Третьей важной составляющей анархистского антифранкистского сопротивления была политическая террористическая активность небольших групп либертариев. Их основными задачами были: организация актов саботажа, добыча финансовых средств для поддержания рабочего движения и антифранксистского движения в целом, а также акции, направленные против правительственных учреждений и функционеров франкистского режима.

Анархистский терроризм в антифранксисткой борьбе связан, прежде всего, с историей радикальной полуанархистской группы МИЛ[95] (и др. группы), а также Иберийской федерацией либертарной молодежи (ФИХЛ), перешедшей к данной тактике в 60-е гг.

Касательно группы МИЛ, стоит отметить, что Антонио Тельес настаивал на том, что данная группа была не террористической, но именно революционной, «тесно связанной с борьбой рабочего класса»[96].

Между тем размах деятельности, используемые методы и их воздействие на испанскую общественность вполне позволяют характеризовать МИЛ именно в качестве «террористической» группы. Безусловно, тут важно разделение терроризма как метода запугивания населения, и терроризма как политической антиправительственной деятельности. В данном случае речь идет, конечно же, именно о втором типе терроризма.

Что же касается позиции ФИХЛ, то она отчетливо обозначилась к 1961 г., когда, на втором Интерконтинентальном конгрессе в Лиможе состоялось формальное воссоединение двух фракций либертарного движения, а также была создана структура, получившая название «Внутренняя защита» (исп. ДИ), и призванная активизировать сопротивление диктаторскому режиму[97].

Уже в июне 1961 г. в Мадриде было взорвано несколько бомб. Позднее теракты продолжились в Валенсии и Барселоне. В августе взрывные устройства сработали «в Долине павших и Сан-Себастьяне, недалеко от летней резиденции Франко». После этих акций прокатилась волна арестов активистов либератарного движения[98].

После принятия на пленарном заседании ДИ в конце мая 1962 г. решения об активизации борьбы с диктатурой, в июне-августе того же года была проведена серия небольших террористических актов[99]. В дальнейшем подобные акции продолжились[100].

В рамках испанского либертарного движения поддержка ДИ оказывалась главным образом активистами ФИХЛ. Между тем анархо-синдикалисты в своем большинстве относились к подобного рода деятельности весьма скептически.

11 августа 1964 г. в Мадриде, за участие в подготовке покушения на Франсиско Франко был арестован связанный с ДИ шотландский (английский) анархист Стюарт Кристи. В начале сентября ему был вынесен приговор – 20 лет тюрьмы. Еще один участник подготовки покушения, Карбальо Бланко, был приговорен к 30 годам тюремного заключения.

В защиту Кристи выступили широкие круги британской интеллигенции во главе с Бертраном Расселом[101]. Благодаря международной солидарности, при участии таких личностей как Б. Рассел и Жан-Поль Сартр, Стюарт Кристи был освобожден уже 21 сентября 1967 г.

Между тем, примерено к 1965 г. деятельность ДИ сошла на нет.

Действия испанских либертариев и их сподвижников из других стран не ограничивались территорией Испании и Франции. В частности, 29 апреля, в Риме, в знак протеста против франкистких репрессий, и для привлечения внимания к данной проблеме мировой общественности, «Группой Первого мая» был похищен испанский церковный атташе при Ватикане Маркос Уссиа. Похитители требовали от властей освобождения политических заключенных из испанских застенков.

Маркос Уссиа был отпущен 11 мая[102].

Группа МИЛ, выросшая из нескольких ранее существовавших групп, начала свою активную деятельность в 1971 г. Ее участники широко распространяли в рабочей среде брошюры пропагандистского характера[103]. В целом деятельность МИЛ осуществлялась по двум направлениям: экспроприации в целях материальной поддержки рабочего движения, а также распространение агитационной литературы[104].

25 сентября 1973 г. после стычки с полицией был арестован один из лидеров группы Пуч (Пуджь) Антик. В течение нескольких месяцев после этого была разгромлена и группа в целом. Свою солидарность с Антиком проявил, среди прочего, полуостровной комитет ФАИ[105].

Казнь Антика гароттой 2 марта следующего года[106], состоявшаяся несмотря на многочисленные протесты в стране и за рубежом[107], вызвала возмущение по всей стране[108].

Между тем преследование либертариев в Испании продолжалось: 21 марта 74 г. в Барселоне было арестовано 22 члена Федерации анархистов Иберии[109].

Послесловие

«НКТ и ФАИ действуют в борьбе против франкизма в глубоком подполье, и только в легальных условиях обнаружится, кто идет за ними» - писал в середине 1960-х гг. Хосе Гарсиа[110].

25 октября 1977 г. были подписаны социалпартнерские пакты Монклоа[111], призванные «нормализовать» обстановку в стране, а также «стабилизировать режим представительной демократии».

Исчерпывающую характеристику пактов Монклоа можно найти в работе С.М. Хеникина, посвященной Хуану Карлосу I, где он пишет, что данные Пакты стали «материализацией национального согласия испанских левых и правых сил»[112].

По сути, единственной организованной силой, выступившей против этого соглашения, стала НКТ[113].

В это время происходил стремительный рост рядов Национальной конфедерации труда, наметившийся после ее легализации 6-14 мая 1977 г., принявшей в том же году новые статуты Конфедерации (действующие и сегодня). Уже в первой статье данных статутов говорится о том, что НКТ борется за социальную революцию, а во второй сказано, что к задачам организации относится установление общества либертарного коммунизма[114]. Годом ранее НКТ подтвердила свое членство в МАТ[115], контакты с которой не прекращались на протяжении всей истории диктатуры Франсиско Франко.

Уже первый публичный после окончания гражданской войны митинг, состоявшийся 27 марта 1977 г. имел большой успех, собрав до 40.000 участников[116].

Рост недавно вышедшей из подполья НКТ был впечатляющим. Если по данным на конец 1977 г. в Конфедерации состояло 127 тыс. членов, из них 70 тыс. в Каталонии, то уже в начале следующего года, на пике своего подъема Конфедерация насчитывала до 250-300 тыс. человек[117].

2 июля 1977 г. состоялся очередной массовый митинг НКТ, собравший огромное количество членов и сторонников организации. Он проходил в парке Монжуик, Барселона, и собрал, по разным оценкам, от 150 до 500 тыс. человек[118]. В октябре того же года в столице Каталонии состоялась демонстрация против пактов Монклоа, организованная по инициативе НКТ и при участии членов РК и ВСТ, собравшей до 400 тыс. участников[119].

Однако власти отнюдь не собирались спокойно смотреть на то, как в стране снова набирают популярность анархистские идеи.

Против НКТ, при участии внедренных в организацию провокаторов, было сфабриковано так называемое «дело “Скала”». Была организована криминализация воссозданной ФАИ, то и дело происходили нападения неофашистов[120].

Все это привело к тому, что НКТ была разгромлена, и она превратилась в «маргинальную силу» с «ограниченным влиянием»[121]. Уже в 1979 г. в НКТ насчитывалось всего 31,257 человек[122].

После этого, в 1980-1990-е гг., Конфедерация оказалась в состоянии глубокого кризиса[123], однако в начале 2000-х наметилось ее постепенное возрождение. По данным на 2010-й г. в Конфедерации состояло около 10,000 активистов[124]. Что же касается таких организаций как ФИХЛ, ФАИ и «Свободные женщины», то они также продолжают существовать в нынешней Испании.


Отдельно отмечу откровенно абсурдные утверждения некоторых авторов о том, что в годы правления Франсиско Франко в Испании произошло «историческое национальное примирение». Причем отдельные авторы утверждают закономерность восстановления в стране после смерти диктатора монархии, доказывая это тем, что, дескать, с «30-х гг. республика ассоциировалась в массовом сознании с насилием, хаосом и анархией»[125]. Именно из подобных рассуждений берет свое начало миф о якобы закономерной, и весьма успешной трансформации франкистской Испании в демократическую страну[126].

Одним из расхожих мифов стала легенда о Долине павших, как, якобы, символе «национального примирения» всех участников войны. Между тем это не соответствует действительности, так как мемориал в Долине павших был построен буквально на костях заключенных антифранкистов, что признает даже такой поборник мифа об «историческом примирении» как российский историк С.Ю. Данилов[127].

Что касается истории «перехода от диктатуры к демократии» в целом, то ее изложение  не входит в рамки данной статьи. Отмечу, однако, что данный процесс происходил в крайне напряженной обстановке, во многом вызванной тяжелой экономической ситуацией, усугубленной мировым нефтяным кризисом 1973-го г. и последовавшей вслед за ним рецессии, ростом безработицы в стране, а также политическим террором со стороны полиции и правых[128].

[1] См. например: Гарсиа Х. Испания ХХ века. – М.: Мысль, 1976., с. 332.; История фашизма в Западной Европе. – М.: Наука, 1978., с. 333, 338; Коломиец Г.Н. Рабочее и коммунистическое движение в Испании и Португалии (1936-1961 гг.) (Доклад по совокупности работ, представленных на соискание ученой степени кандидата исторических наук). – М.: Б. и., 1963., с. 12.; Кузьмин В.Ф. Идеология испанского анархизма в послевоенный период (1945-53 гг.) и ее реакционная сущность. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. – М.: б. и., 1954.
В последние годы стали появляться отдельные работы, дающие более менее взвешенное представление об участии в антифранкистском сопротивлении анархо-синдикалистов, однако их не так уж и много, и они содержат в себе серьезные ошибки (См. например: Паршев А.П., Степаков В.Н. Когда началась и закончилась Вторая мировая. – М.: Яуза, Эксмо., 2007., с. 277-292.; Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»: Великие державы и режим Франко в 1945-1948 гг. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004., с. 194-223). При этом Паршев и Степаков во многом пересказывают исследования А.А. Сагомоняна, тем самым повторяя его ошибки и неточности.

[2] Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. CNT в эпоху «Перехода» – http://www.aitrus.info/node/401

[3] Alexander R.J. The anarchists in the Spanish Civil War. (2 vol.). V.2. – L.: Janus Publishing Company Lim, 1999., p. 1095.

[4] Historia de la CNT – http://madrid.cnt.es/historia/cnt-durante-el-franquismo/
По относительно умеренным подсчетам Майкла Ричардса жертвами франкистского террора стало до 200,000 человек в ходе войны, и столько же после ее окончания (Richards M. A Time of Silence: War and the Culture of Repression in Franco’s Spain, 1936-1945. – Cambridge etc.: Cambridge Univercity Press, 1998., p. 11).

[5] Amoros M. José Pellicer. El anarquista íntegro. Vida y obra del fundador de la heroica Columna de Hierro. – Barcelona: Virus, 2009., p. 331.

[6] Гарсиа Х. Указ. соч., с. 277.; Collier G.A. Socialists of Rural Andalusia. Uncknowledge Revolutionaries of the Second Republic. – Stanford (California): Stanford University Press, 1987., p. 161.; MacMaster N. Spanish Fighters: An Oral History of Civil War and Exile. – Houndmills etc.: Macmillan, 1990., p. 205.
О том, что из себя представляла репрессивная политика в франкистской Испании см. например: Реншоу Л. Правда вскрывается: как поменялись местами разоблачения и утаивание в «политике памяти» в Испании // Новое литературное обозрение. – 2009. – №100. – С. 475-493.
При всем при этом даже сегодня в Испании крайне сложно вести работу по рассеиванию тумана вокруг франкистского террора: Шефер Ю. Возвращение из забытья // GEO. – 2011. – Август. – №08(161). – С. 138-149.

[7] Ribeiro de Meneses F. Franco and the Spanish Civil War. – L.; N.Y.: Routledge, 2001., p. 119.

[8] Испания кровью залитая и всеми забытая // Дело Труда – Пробуждение. – 1940 – Январь-февраль. – №1. – С. 29.

[9] Stein L. Beyond Death and Exile: The Spanish Republicans in France, 1939-1955. – Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 1979., p. 86.

[10] Ibid., p. 67, 93, 98-99, 267-268n.

[11] Montseny F. Que es el Anarquismo? – S.l.: Ediciones HL, 2006., p. 35-36.; Richards M. Op. cit., p. 83.; Stein L. Op. cit., p. 108.

[12] Téllez Solá А. Sabate. Quinze anys de guerrilla urbana antifranquista (1945-1960). – Barcelona: Virus, 2011., p. 23.

[13] Хенкин С.М. Рабочий класс Испании в условиях Франкизма: некоторые особенности общественного сознания // Рабочий класс в мировом революционном процессе. – М.: Наука, 1989., с. 204.

[14] Значительная часть активистов НКТ-ФАИ покинула Испанию и обосновалась во Франции. Меньшая часть, покинув страну, осела в Мексике и других странах Латинской Америки. Часть же активистов осталась в Испании.
При этом анархо-синдикалисты, осевшие на территории Франции сыграли заметную роль в истории антифранкистского сопротивления, а также принимали активное участие в годы Второй мировой войны и во французском партизанском сопротивлении (см. например: Пако. Анархисты и Вторая мировая война - http://livasprava.info/content/view/2263 ; Скирда А. Индивидуальная автономия и коллективная сила. Обзор либертарных идей и практик от Прудона до 1939 г. – Париж: Громада, 2002., с. 182.; A.F.A. Forgotten Heroes Spanish Resistance in France 1939-45 // Fighting Talk – http://flag.blackened.net/revolt/spain/france_afa.htmlStein L. Op. cit., p.142-43, 151, 160-162, 166).
Стоит отметить, что во время участия в движении сопротивления против гитлеровцев отличились такие заметные фигуры испанского анархо-синдикалистского движения как Рамон Вила Капдевила, за что был удостоен ордена Почетного легиона, от которого отказался, а также Франсиско Видаль, во время гражданской войны в Испании член Совета обороны Арагона, удостоенный посмертно целого ряда высоких наград со стороны Союзников (Vargas Golarons R. El maquis a Catalunya 1939-1963. (Pdf)., p. 3-4, 24. – http://www.sindominio.net/marxa-maquis/IMG/_article_PDF/article_10.pdf).

[15] В апреле 1938 г. три основные ветви испанского анархизма – профсоюзная организация Национальная конфедерация труда (НКТ), объединение идейных анархистов Федерация анархистов Иберии (ФАИ) и молодежная организация Иберийская федерация либертарной молодежи (ФИХЛ) – объединились в единую структуру, получившую название Испанское либертарное движение (ИЛД). Радикальное женское либертарное объединение «Свободные женщины», хотя и сотрудничало с ИЛД, однако так никогда в него официально принято не было.
Распавшись к началу 1940 г. ИЛД было воссоздано в 1945 г.

[16] Téllez Solá A. The first guerrillas In Cantabria // Polémica (Barcelona). – 2002. – March 2002. – №76. – http://www.katesharpleylibrary.net/vt4c90

[17] Vargas Golarons R. Op. cit., p. 1.

[18] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 31.

[19] Alexander R.J. Op. cit. V.1., p. 233-234.; Amoros M. Maroto, el heroe. Una biografia del anarquismo andaluz. – Barcelona: Virus, 2011., p. 235-238.

[20] Abad de Santillan D. Por que perdimos la guerra: Una contribucion a la historia de la tragedia espanola. – S.l.: Ediciones HL, 2006., p. 115.

[21] Ибаррури Д. Воспоминания: Борьба и жизнь. В 2 кн. Кн. 1. Единственный путь. – М.: Политиздат, 1988., с. 459.

[22] Alexander R.J. Op. cit. V2., p. 1060-1061.

[23] Сориа Ж. Война и революция в Испании. 1936-1939: В 2 т. Т.2. – М.: Прогресс, 1987., с. 276.; Bolloten B. The Spanish Civil War: revolution and counterrevolution. – Chapel Hill and L.: The University of North Carolina Press, 1991., p. 727-728.

[24] Стоит отметить, что Стюарт Кристи упоминает о «пике казней в 1947-1949 гг.» (Christie S. The TLS. Letter to the Editor — Whatever happened to «serious» and «authoritative»? – http://www.christiebooks.com/ChristieBooksWP/2012/09/the-tls-letter-to-the-editor-whatever-happened-to-serious-and-authoritative/#more-5613).

[25] Пожарская С.П. От 18 июля 1936 г. - долгий путь. – М.: Молодая гвардия, 1977., с. 106.

[26] Подобные суждения можно встретить, в частности, в исследованиях российского историка международных отношений, испаниста Артура Сагомоняна: Сагомонян А.А. Антифранкистское партизанское движение в Испании (2939-2948): опыт и уроки. – М.: Издательство ВЗПИ, 1990., с. 4, 32.
При этом, по мнению автора, именно партиазанское движение стало одной из главных причин не вступления открыто Испании во Вторую мировую войну на стороне стран Оси. В частности он приводит соответствующее высказывание 1940 г. министра иностранных дел Испании С. Суньера, сделанное им в беседах с послом Германии Шторером, а также Адольфом Гитлером во время своего визита в Германию в сентябре того же года (Там же., с. 35).

[27] Там же., с. 33.

[28] Там же., с. 91.

[29] Там же., с. 78-81.

[30] Mintz F. La CNT dopo la vittoria di Franco – http://www.fondation-besnard.org/article.php3?id_article=448

[31] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 53.

[32] Stein L. Op. cit., p. 228.

[33] Ibid., p. 227.
По данным, приводимым А.А. Сагомоняном, против партизан было задействовано до 150 тыс. солдат, применялись авиация и артиллерия (Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»., с. 207).

[34] Extraña Geografía (III): Valles Pirenaicos – Valle de Arán - http://garcigonzalez.blogspot.ru/2009/08/extrana-geografia-iiivalles-pirenaicos.html ; Mintz F. Op. cit.

[35] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 63, 68-77.

[36] Stein L. Op. cit., p. 184.

[37] Рабочее и освободительное движение в странах зарубежной Европы и Америки: Хроника важнейших событий нового и новейшего времени: Справочное пособие. – Мн.: изд-во «Университетское», 1986., с. 163.

[38] Téllez Solá A. 1939-1965: Armed resistance to Franco // Fighting Talk – http://libcom.org/history/articles/armed-resistance-to-franco
А.А. Сагомонян приводит данные, со ссылкой на Х.А. Урибеса, согласно которым только за последние три месяца 1944 г. было казнено порядка 2 тыс. антифашистов. В тоже время автор пишет, ссылаясь на данные Саласа Ларрасабаля, что с 1939 по середину 60-х гг. в общей сложности было убито ок. 2,5 тыс. партизан и 1,5 тыс. франкистов (Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 48, 91).

[39] Там же., с. 80.

[40] Нисталь И. 60-летие попытки анархистского авиапокушения на Франко – http://aitrus.info/node/976 ; Téllez Solá А. Sabate., p. 178.

[41] Ибаррури Д. Указ. соч. Кн. 2. Мне не хватало Испании., с. 146.; Сагомонян А.А. Испанский узел «холодной войны»., с. 175-176, 221.
Дальше – больше; на августовском пленуме 1956 г. компартии Испании был взят курс на «национальное согласие» (Баранова Т.Н., Михайлин И.В. Рабочий класс Испании борется. Рабочие комиссии – классовая альтернатива франкистским профсоюзам. – М.: Профиздат, 1978., с. 36). Впрочем, уже на своем первом после окончания Второй мировой войны пленуме ЦК в декабре 1945 г. КПИ по сути приняла решение (если не обращать внимание на несколько завуалированную демагогическую риторику коммунистов) вести борьбу за превращение Испании в типичную демократическую страну западноевропейского образца (см.: Ибаррури Д. указ. соч., с. 110-113).
Впрочем, как писала в своих воспоминаниях Долорес Ибаррури: «Идея национального единства была выдвинута Хосе Диасом в его известной речи, произнесенной им в 1938 году (…)» (Там же., с. 89).

[42] Рабочее и освободительное движение…, с. 163.; Gurucharri S., Ibañez T. Insurgencia libertarian. Las Juventudes Libertarias en la lucha contra el franquismo. –Barcelona: Virus, 2010., p. 57.; Téllez Solá A. Op. cit., p. 85-86, 94, 98-100.
«Тяжелые репрессии не давали восстановить организацию и снова и снова отбрасывали ее назад» (Дамье В.В. История анархо-синдикализма: Краткий очерк. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010., с. 139).

[43] Alberola O., Gransac A. El anarquismo espanola y laaccion revolucionaria (1961-1974). – Barcelona: Virus, 2004., p. 29

[44] См. например: Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 155-175.; Пожарская С. П. Франсиско Франко и его время. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007., с. 187-220.

[45] Баранова Т.Н., Лукьянова Л.И. Испания: истоки и современные тенденции оппозиционного движения. – М.: Наука, 1977., с. 50-51, 61-62.; Михайлин И.В. Особенности рабочего и демократического движения в Испании в период 1964-1968 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – М.: Б. и., 1972., с. 2.

[46] Сагомонян А.А. Антифранкистское партизанское движение..., с. 88.

[47] НКТ на территории Испании не была едина по вопросу о сотрудничестве с другими антифранкистскими силами и вхождении / не вхождении в эмигрантское правительство (Mintz F. Op. cit.).

[48] Подробнее см. об этом: Дамье В.В. Анархо-синдикалисты и Вторая мировая война // Прямухинские чтения 2007 года. – Тверь: Изд-во «ТВЕРСКОЙ ПОЛИГРАФ», 2008., с. 86-87.; Его же. Забытый Интернационал. Международное анархо-синдикалистское движение между двумя мировыми войнами. Том 2: Международный анархо-синдикализм в условиях «Великого кризиса» и наступления фашизма: 1930-1939 гг. – М.: Новое литературное обозрение, 2007., с. 618-619.; Alexander R.J. Op. cit., p. 1171.; Gurucharri S., Ibañez T. Op. cit., p. 21n.; Mintz F. Op. cit.; Montseny F. Op. cit., p. 37.; Peirats J. Los anarquistas en la crisis politica Española (1869-1939). – Buenos Aires: Libros de Anarres, 2006, 406-407.; Téllez Solá А. Op. cit., p. 67-68.
Как было отмечено выше, ИЛД было разделено на три основные части. Третьей являлась латиноамериканская часть эмиграции с центром в Мексике. Одно время лидером данной группы эмигрантов испанского либертарного движения был Гарсиа Оливер.
В сущности, данная часть ИЛД была разделена на сторонников и противников «антифашистского единства», т.е. была вовлечена в дискуссию, шедшую внутри всего испанского анархо-синдикалистского движения. В ходе бурных споров 1940-х гг. большая часть осевших на территории Мексики испанских сторонников безвластного общества поддержала «возвращение к принципам».
Между тем группа Гарсиа Оливера заняла своего рода третью позицию, что нашло свое выражение в частности в создании бывшим министром от НКТ в правительстве Ларго Кабальеро «Рабочей партии труда».
Стоит также отметить, что в Мексике находилось также республиканское эмигрантское правительство.
Сторонники широкого антифашистского единства в НКТ, после формирования в Мексике эмигрантского правительства Хосе Хираля Перейра послали туда двух своих представителей – Орасио Прието и Хосе Лейва. Они были министрами в двух правительствах Хираля на протяжении 1945-47 гг. После этого представитель «внутренней» НКТ, Луис Монтолью, был в 1947 г. членом правительства Льописа Феррандиса (Gomez Casas J. Anarchist Organization: The History of the F.A.I. – Montreal-Buffalo: Black Rose Books, 1986., p. 250.; Peirats J. Les anarchistes espagnols. Revolution de 1936 et luttes de toujours. Traduit de l`espagnol. – Toulouse: Éd. Repères-Silena, 1989., p. 315-317).
Кроме того, до 1945 г. представитель НКТ Сегундо Бланко являлся министром эмигрантского правительства Хуана Негрина.
Состав испанских республиканских правительств в изгнании см.: http://es.wikipedia.org/wiki/Gobiernos_de_la_Segunda_Rep%C3%BAblica_Espa%C3%B1ola_en_el_exilio (13.06.2012).

[49] Рабочее и освободительное движение…, с. 167-168.; Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 154-155.; Moss R. Revolutionary Challenges in Spain. – L.: ISC, 1974.; Téllez Solá А. El MIL i Puig Antich. – Barcelona: Virus, 2006., p. 16-18.

[50] Téllez Solá А. Sabate., p. 131-133, 135, 142, 145-146, 155, 157, 167.

[51] Historia de la CNT.

[52] Vargas Golarons R. Op. cit., p. 5.

[53] Téllez Solá А. Op. cit., p. 62-63, 75.; Vargas Golarons R. Op. cit., p. 16, 23.

[54] José Moreno Salazar – guerrillero de «los Jubiles» – http://puertoreal.cnt.es/es/bilbiografias-anarquistas/2473-jose-moreno-salazar-guerrillero-de-los-jubiles.html; Vargas Golarons R. Op. cit., p. 14-16.

[55] Краткие биографии некоторых участников антифранкистского сопротивления см. например, здесь: Bilbiografias anarquistas – http://puertoreal.cnt.es/es/bilbiografias-anarquistas.html

[56] Téllez Solá А. Op. cit., p. 225-227.

[57] Ibid., p. 287.

[58] Josep Lluís Facerías guerrillero antifranquista – http://puertoreal.cnt.es/es/bilbiografias-anarquistas/2465-jose-luis-facerias-guerrillero-antifranquista.html

[59] Téllez Solá А. Op. cit., p. 297-298.

[60] Richards M. Op. cit., p. 156.

[61] Ibid., p. 263n.

[62] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 81-82.

[63] Гарсиа Х. Указ. соч., с. 334.

[64] Téllez Solá А. Op. cit., p. 86.
Вместе с тем сообщается, что на июльском национальном пленуме 1945 г. было представлено 30 тыс. членов организации из Андалусии, Севера, Галисии, Центра, Леванта, Каталонии и Арагона. Причем, по некоторым оценкам (Анхель Эррерин) в 1947 г. в рядах Конфедерации числилось до 50-60 тыс. человек, регулярно большими тиражами издавались газеты, такие как «Солидаридад обрера» и «СНТ». (Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. Указ. соч.; Historia de la CNT).

[65] Gurucharri S., Ibañez T. Op. cit., p. 21.; Mintz F. Op. cit.

[66] Гарсиа Х. Указ. соч., 332.

[67] Там же.; Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 81.

[68] Гарсиа Х. Указ. соч., с. 333.; Евдокимова Н.П., Петрова А.А. Проблемы новой истории Испании. Курс лекций. – СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997., с. 117.; Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 82-83.; Moss R. Op. cit., p. 22.

[69] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 82-84.; Maravall J. Dictatorship and political dissident: Workers and students in Franco’s Spain. – N.Y.: St. Martin’s Press, 1978., p. 7.

[70] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 94.; Téllez Solá А. Op. cit., p. 175-176.

[71] Пожарская С.П. От 18 июля 1936 г., с. 125.; Téllez Solá А. Op. cit., p. 176-177.; 1951: Barcelona general strike – http://libcom.org/history/1951-barcelona-general-strike

[72] Сагомонян А.А. Указ. соч., с. 94.

[73] Maravall J. Op. cit., p. 70.

[74] Гарсиа Х. Указ. соч., с. 352.

[75] Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. Указ. соч.; Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 31.

[76] Historia de la CNT.; Mintz F. Op. cit.

[77] Баранова Т.Н., Лукьянова Л.И. Указ. соч., с. 87-89.; Лукьянова Л.И. Студенческое движение в Испании (1956-1970 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – М.: Б. и., 1971.; Maravall J. Op. cit., p. 100-117.

[78] Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 150-152.; Maravall J. Op. cit., p. 114.

[79] Ксенофонтов И.Н. Борьба испанского народа за свои экономические права, против франкистской диктатуры. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – М.: Мысль, 1967, с. 8.; Профсоюзы стран Западной Европы (Выпуск 2). – М.: Издательство ВЦСПС, Профиздат, 1965., с. 47-49, 52.

[80] Maravall J. Op. cit., p. 25-26.

[81] Хенкин С.М. Указ. соч., с. 221.

[82] Баранова Т.Н., Лукьянова Л.И. Указ. соч., с. 74.; Пожарская С.П. Указ. соч., с. 138.

[83] Михайлин И.В. Борьба Коммунистической партии Испании за единство демократических сил, за ликвидацию франкистской диктатуры (1960-1968 гг.) // Проблемы испанской истории. – М.: Наука, 1975., с. 8.
См. также о послевоенном уровне жизни в Испании в 1950-е гг.: 1951: Barcelona general strike.

[84] Гарсиа Х. Указ. соч., с. 379.

[85] Баранова Т.Н., Лукьянова Л.И. Указ. соч., с. 68.

[86] Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. Указ. соч.; Фёдоров А. Сиприано Мера – герой рабочего класса – http://aitrus.info/node/2015

[87] Подробно о проблеме «синкопунтизма» (от исп. «пять пунктов») см.: Alcalde J.J. La represión contra el movimiento libertario español (1936-1995) – http://www.ucm.es/info/eurotheo/e_books/jjalcalde/servicios_secretos/capitulo_2_III.pdf

[88] Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. Указ. соч.

[89] Paz A. Cronica de la Columna de Hierro. – Barcelona: Virus, 2001., p. 245.

[90] Peirats J. Los anarquistas en la crisis…, p. 407.

[91] Gurucharri S., Ibañez T. Op. cit., p. 83.

[92] Téllez Solá А. El MIL i Puig Antich., p. 62n.

[93] Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 262.

[94] Баранова Т.Н., Лукьянова Л.И. Указ. соч., с. 64.

[95] В 2004 г. в журнале «Альтернативы» была опубликована статья о группе МИЛ, из которой, в целом, вполне можно почерпнуть общие представления о ситуации в Испании начала 1970-х гг. и истории группы, которую автор ошибочно отнес к «анархо-коммунистическим»: Тютюнник Ю.Г. Мы не знали, что делать, но нужно было продолжать действовать // Альтернативы. – 2004. – №2. – С. 89-100.

[96] Téllez Solá А. Op. cit., p. 18.

[97] Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 39-61.; Gurucharri S., Ibañez T. Op. cit., p. 63-78.; Téllez Solá А. Sabate., p. 68n.

[98] Historia de la CNT.

[99] Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 75-77.; Gurucharri S., Ibañez T. Op. cit., p. 86-88.

[100] В частности см. хронологию действий в первой половине 1960-хгг.: Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 344-345.

[101] Alberola O., Gransac A. Op. cit., p. 139-140.

[102] Gurucharri S., Ibañez T. Op. cit., p. 225-231.

[103] Téllez Solá А. El MIL i Puig Antich., p. 30-31.

[104] Ibid., p. 45.

[105] Ibid., p. 124-128.

[106] Ibid., p. 97-99, 111-112.

[107] По некоторым данным казнь Антика явилась своего рода актом мести за убийство 20 декабря 73 г. баскскими левыми национал-сепаратистами из ЭТА («Страна басков и свобода») премьер-министра Испании Карреро Бланко (Ibid., p. 114).

[108] Весьма показательно, что Военная палата Верховного суда Испании отказалась в 2007 г. от пересмотра дела Антика, на чем настаивали родственники казненного и их адвокаты. Решение было принято чиновниками, работавших еще при Франко (No revision in the trial against Salvador Puig Antich – http://www.tlaxcala.es/pp.asp?reference=3072&lg=en).

[109] Téllez Solá А. Op. cit., p. 132.

[110] Гарсиа Х. Указ. соч., с. 428-429.

[111] Морхоф Ф. Дело «Скала» 1978 г. – http://aitrus.info/node/841
О пактах Монклоа см. например: Волкова Г.И., Дементьев А.В. Политическая история Испании ХХ века. – М.: М.: Высш. Шк., 2005., с. 93.; HistoriadelaCNT – http://madrid.cnt.es/historia/los-pactos-de-la-moncloa/

[112] Хенкин С.М. Хуан Карлос I: политический портрет. – М.: РАН. ИНИОН. Центр науч. информ. исслед. глобал. и регионал. пробл. Отд. Зап. Европы и Америки, 2001., с. 66.

[113] Предательская, по своей сути, позиция социалистов и коммунистов привели к тому, что люди стали активно выходить из Рабочих комиссий и ВСТ, частично присоединяясь к НКТ (Cañadas Gascón X. Caso Scala Terrorismo de Estado y algo más. – Barcelona: Virus, 2008., p. 18-19).

[114] Статуты CNT-AIT – http://aitrus.info/node/690

[115] Historia de la CNT – http://madrid.cnt.es/historia/el-relanzamiento-de-la-cnt/.

[116] 1977: Митинг CNT в Сан-Себастьян-де-лос-Рейес – http://aitrus.info/node/2059

[117] Баранова Т.Н. Профсоюзное движение в современной Испании на рубеже 80-х годов // Проблемы испанской истории. – М.: Издательство «Наука», 1984., с. 20.; Профсоюзы мира. – М.: Профиздат, 1989., с. 70.; Historia de la CNT – http://madrid.cnt.es/historia/el-proceso-escisionista/ ; Un poco de historia: Autoorganización obrera sí, elecciones sindicales no – http://www.lahaine.org/index.php?p=4171

[118] Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. Указ. соч.; 35 лет со дня первого массового митинга CNT после Франко – http://aitrus.info/node/2262

[119] Cañadas Gascón X. Op. cit., p. 21.

[120] Анархо-синдикализм в 1939-1999 годах – http://aitrus.info/node/148 ; Морхоф Ф. Указ. соч.; Cañadas Gascón X. Op. cit.; Historia de la CNT – http://madrid.cnt.es/historia/el-caso-scala/ ; Garcia Rua J.J. El Scala, 30 años de miseria // CNT. – 2008. – Diciembre. – №351. – P. 15-17.; J.C. El Caso Scala // Solidaridad Obrera. – Númeroe special. – Centenario de la CNT. – P. 29.; Zambrana J. El caso Scala y la CNT: Terrorismo de estado – http://www.cedall.org/Documentacio/Articles/EL_CASO_SCALA_Y_LA_CNT.pdf

[121] Политическая система Испании // Современная Испания. – М.: ИНИОН РАН, 2003, с. 54.; Хенкин С.М. Испания после диктатуры (социально-политические проблемы перехода к демократии). – М.: Наука, 1993, с. 176.

[122] См. прилагаемую таблицу в: Mintz F. Op. cit.

[123] Ситуация внутри испанского анархо-синдикалистского движения ухудшалась в том числе из-за действий отколовшихся активистов (так называемые «НКТ Валенсийского конгресса», состоявшегося 25-27 июля 1980 г.): «Пятьдесят два делегата осудили пятый Конгресс как антидемократический и попытались использовать испанскую правовую систему, чтобы аннулировать Конгресс. Однако, даже государственная система, которая была открыто анти-CNT'шной, не была в состоянии согласиться на это, из-за неточности свидетельских показаний. Это решение в действительности также дискредитировало так называемый “Валенсийский Конгресс” (который был проведен тридцатью пятью из этих делегатов), как не имевший никакого отношения к CNT». Однако же через некоторое время «валенсийцы», объединившиеся с 26 синдикатами, вышедшими из НКТ по причине несогласия с окончательным отказом от участия в профсоюзных выборах, вновь прибегли к судебным разбирательствам:
«Однако на сей раз суд бросил вызов логике, и признал эти двадцать шесть союзов как CNT, таким образом “утверждая” “Воссоединение” [между участниками Валенсийского конгресса и вновь отколовшимися синдикатами – прим. А.Ф.] и приводя к длинному юридическому сражению за инициалы “CNT”. Это продолжалось до начала 1990-х, когда было вынесено заключительное решение в пользу CNT-AIT (решение было вынесено в 1989 г. – прим. А.Ф.), “настоящей” анархо-синдикалистской CNT, заставляя тем самым фиктивный CNT принять инициалы “CGT”» (Анархо-синдикализм в 1939-1999 годах).
Относительно упомянутого вопроса о «профсоюзных выборах» («выборы в комитеты предприятий») см.: Как работает анархо-синдикалистский профсоюз (на примере испанской CNT-AIT) – http://aitrus.info/node/132

[124] CNT-AIT: 100 лет под красно-черным знаменем – http://aitrus.info/node/1000

[125] Хенкин С.М. Хуан Карлос I., с. 35.
См. также: Алексеев А. Испания: «Из тени в свет перелетая» // Наука и жизнь. – 2011. – №8. – С. 48.; Данилов С.Ю. Гражданская война в Испании (1936 – 1939). – М.: Вече, 2004., с. 305-320.

[126] См. например: Гранцева Е.О. Деятели испанской культуры в оппозиции франкизму (1939-1975 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – М.: Б. и., 2005., с. 22.

[127] См. например: Данилов С.Ю. Указ. соч., с. 302.; Кобо Х. Развенчан миф об испанской Долине павших: Родственники погибших республиканцев требуют выноса их праха из мемориала. (17.07.2008) – http://www.ng.ru/world/2008-07-17/7_memorial.html ; Ribeiro de Meneses F. Op. cit., p. 121.

[128] Об «эпохе перехода» см.: Гонсалес Мартинес А., Калеро Дельса Х.П. Указ. соч.; Cañadas Gascón X. Op. cit., p. 17-22.; Goldner L. Ubu saved from drowning: worker insurgency and statist containment in Portugal and Spain, 1974-1977. – Cambridge, MA: Queequeg Publications, 2000 – http://libcom.org/library/worker-insurgency-portugal-spain ; Los Incontrolados: crónicas de la España salvaje, 1976-1981. – S.l.: Klinamen y Biblioteca Social Hermanos Quero, 2004.; Rivera A. Demasiado tarde (el anarcosindicalismo en la transición española) // Historia Contemporanea. – 1999. – №19. – P. 329-353.