”Общество ...
1. Группа людей, объединенных общими обычаями, верованиями и др... Или живущие под общим правительством и считающие себя единым сообществом...
3. Все люди, которые объединены пониманием того, что каждый из них отчасти зависим от других”
Новый словарь Вебстера

Ничего из того, что мы знаем, не может быть определено как верное — ни одно из наших представлений о мире не является священным и мы должны поставить их все под вопрос. Многие анархисты говорят о создании “нового” или “свободного” общества. Но немногие подвергают сомнению саму идею общества. Концепция общества аморфна, поэтому так сложно бороться с его конкретными проявлениями, такими как правительство, религия, капитализм или технология. Оно настолько укоренилось в нас, что отказ от него подрывает саму нашу природу, что тем более делает необходимым то, что нужно подвергнуть вопрос общества сомнению. Освобождение себя от характерного панциря, который репрессирует наши желания и страсти, возможно, действительно необходимо — не просто преобразование общества, но именно его упразднение. Словарь определяет общество как единое целое, состоящие из зависимых (по крайней, мере потенциально) друг от друга людей, которые не являются самими собой. Я вижу общество, как систему отношений между людьми, которые действуют согласно социальным ролям с тем, чтобы воспроизвести систему и себя как социальных личностей.

Зависимость социальных личностей — не то же самое, что и биологическая зависимость младенцев. Биологическая зависимость завершается, когда ребенок достигает адекватной мобильности и координации рук и глаз (где-то к 5 годам). Но за те 5 лет, социальные отношения в семье подавляют детские желания, вселяют в них боязнь мира и также прячут возможность стать цельной, свободной, творческой личностью в панцирь, которым является социальная личность, в психической зависимости, которая делает так, что нам необходимо удерживаться друг за друга, в то время когда мы ненавидимым друг друга. Все социальные отношения базируются на неполноте, получаемой в результате подавления наших страстей и желаний. Их основа — наша необходимость в друг друге, а не наши желания друг друга. Мы используем друг друга. Так что все социальные отношения — это отношения типа наниматель/служащий, поэтому они обычно представляются, в той или иной форме, состязательными, например, подшучивание друг над другом, спор или драка. Как мы можем помогать тем, кого мы используем, и презирать их, и ненавидеть тех, кто использует нас?

Общество не может существовать отдельно от социальных ролей — вот почему семья и образование, в той или иной форме, являются важными элементами общества. Социальная личность не играет только одну социальную роль, но объединяет в себе множество ролей, тем самым создавая характерную оболочку, которую путают с “индивидуальностью”.

Социальные роли — это методы определения людей всей системой отношений, которой является общество, направленные на воспроизведение общества. Они делают людей полезными обществу, создавая их предсказуемыми, определяя их деятельность в показателях потребностей общества. Социальные роли — это работа, в широком смысле деятельность, которая воспроизводит цикл производства/потребления. Общество — это одомашнивание людей, преобразование потенциально творческих, диких существ, которые могут устанавливать отношения согласно своим желаниям, в искалеченных существ, которые используют друг друга для того, чтобы удовлетворять свои безсмысленные потребности, но преуспевая лишь в воспроизведении потребностей и системы отношений, основанной на нем.

”Оспа берет в плен везде, как и в там, где представляется интерес всеобщего добра, так и в саду драгоценных камней Монтезумы”
Андре Бретон.

Духовно-свободные личности не заинтересованы в таких отношениях как социальные роли. Предсказуемые, заранее определенные отношения надоедают нам и у нас нет желания продолжать воспроизводить их. Да, они предлагают некоторую безопасность, стабильность и (легкое) ощущение тепла... но за какую цену! Наоборот, мы хотим свободно устанавливать отношения согласно нашим не подавленным желаниям, открытия всех возможностей, бушующего огня наших освобожденных страстей. Подобная жизнь находится вне какой-либо системы предсказанных, определенных отношений.

Общество обеспечивает безопасность, но оно делает это для ликвидации риска, который имеет важное значение для свободной игры и приключений. Оно предлагает нам выживание в обмен на наши жизни. Оно предлагает нам выживание социальных личностей — существ, состоящих из социальных ролей, отчужденных от своих желаний и страстей, вовлеченных в социальные отношения, от которых они зависят, но которые никогда не удовлетворяют.

Мир свободных от подавляющих отношений людей будет миром свободным от общества. Любое взаимодействие будет устанавливаться сразу. Все будет происходить согласно желаниям личностей, а не потребностям социальной системы. Мы хотим удивляться, наслаждаться, гневаться, ощущать реальные страсти, а просто скучать, успокаивать себя, ощущать себя в безопасности. Каждое случайное столкновение может привести к удивительным приключениям, которые не могут произойти в полной мере, когда все связаны определенными формами социальных отношений. Так что вместо того, чтобы оставаться в плену “сада драгоценных камней” называемого обществом, я выбираю борьбу против общества, из чего вытекают несколько следствий согласно тому, как я понимаю “революцию” (за неимением лучшего слова). Борьба за преобразование общества — это всегда борьба за власть, потому что ее целью является контроль над системой отношений, чем и является общество (цель, которую я считаю нереальной, с тех пор как эта система, главным образом, находится вне чьего-либо контроля). Как таковая, она не может быть индивидуальной борьбой. Она требует массовых или классовых действий. Люди должны определить себя как социальных существ в этой борьбе, подавляя любые индивидуальные желания, которые не вписываются в “великую” цель преобразования общества.

Борьба за упразднение общества — это борьба за упразднение власти. Она является, по сути, борьбой личностей за то, чтобы жить в свободе от социальных ролей и правил, жить согласно своим желаниям и страстям, переживать все самые удивительные вещи, которые они только могут себе представить. Борьба разных групп является частью этого, но это проистекает из того, что желания личностей усиливают друг друга. У такой борьбы не может быть четкой тропы, потому что в ее основе противостояние духовно-свободных личностей и требований общества. Но анализ того, как общество формирует нас, а также успехов и ошибок предыдущих восстаний возможен.

Способов действия против общества столь же много сколько и людей вовлечено в борьбу с ним, но все они разделяют необходимость уничтожения социального контроля и освобождения своих желаний и страстей. Непредсказуемость юмора и игры, вызывающая Дионисийский хаос, имеют также важное значение. Игра с социальными ролями, которая подрывает полезность общества, которая переворачивает их с ног на голову, которая делает из них игрушки, является достойной практикой. Но, что наиболее важно, давайте противостоять обществу собой, своими уникальными желания и страстями, своей позицией, которая состоит в том, что мы не поддадимся ему и не направим свою деятельность вне него. Общество — это не нейтральная сила. Социальные отношения существуют только благодаря подавлению настоящих желаний и страстей людей, угнетению всего того, что делает свободные отношения возможными. Общество — это одомашнивание, преобразование людей в полезные ценности и свободной игры в работу. Свободные отношения между людьми, которые отказываются от и противостоят их одомашниванию, подрывают все общество, и открывают новые возможности.

И для тех, кто считает, что они могут достичь свободы с помощью только социальной революции, прислушайтесь к этим словам Рензо Новаторе:

”Вы ждете революцию? Пусть так и будет! Моя собственная началась уже давно! Когда вы будете готовы... я не буду возражать от того, чтобы присоединиться к вам на некоторое время. Но когда вы остановитесь, я продолжу дальше свой безумный и победный путь великого завоевания всего и ничего!”