Название: Надо изучать либертарные идеи
Дата: 1936
Источник: Сохранено 19 июля 2014 года из http://spb-anarchists.anho.org/nettlau02-15.htm

Если эта короткая статья обрисует обширность предме­та и покажет важность сохранения упоминаемых здесь материалов, посколько их удалось сохранить в их первона­чальном виде и сделать доступными (коллекции печатных произведений и документов), а также и тщательное опи­сание множества подлинных материалов и других источ­ников (как мои собственные, так и сообщенные мне воспо­минания), — тогда, быть может, моя попытка в этой об­ласти будет заслуживать упоминания в качестве библио­графического источника. Я включаю в общую историю анархических идей следующие напечатанные произведения:

Der Vor-fruhling der Anarchie. Берлин, издание «Синди­калист,» 1925 г. 235 стр.

Der Anarchismus von Proudhon zu Kropotkin (тоже, 1859-1880-1927, 312 стр.).

Anarchisten und Sozialrevoluzionare 1880-1886 (тоже, 1931, 409 стр.). И четыре рукоп. тома, неопубликованные:

Die erste Blutezeit der Anarchie (1886-1894) и другие тома, всего приблизительно шесть, такого же формата, как том 1931 г. Следовало бы выпустить прибавление, со­держащее многочисленные дополнения и поправки к трем напечатанным томам.

К перечисленному выше добавлены напечатанные тома, посвященные специально историческим предметам, как

Bibliographie de 1’Anarchie. Предисловие Элизе Реклю (Брюссель, 1897, XI+294 стр.).

Michael Bakunin, Eine Biographie (Лондон 1896-1900, три тома, фолио, 1281 стр. размноженные в 50 экз.).

Michael Bakunn, Eine Biographische Skizze (Берлин, 1901, 64 стр. Эпилог написан Густавом Ландауэром).

Miguel Bakunin, Un Esbozo Biografico (Мехико, 1925, 32 стр.); другое резюме и другие писания о Бакунине, а также том статей Oeuvres (Париж, 1895, XI+327 стр.); исторические; предисловия к собранию сочинений, пять то­мов (Буэнос-Айрес, издание «Ла Протеста» 1925-29): не­опубликованные тексты Бакунина в «del Risveglio,» 1929; XXXI+397 стр.) и проч.

Miguel Bakunin, la Internacional y ha dal 1864 al 1872 (Женева, Edizione «del Risveglio,» 1929; XXXI+397 стр.), с предисловием Эррико Малатеста.

Miguel Bakunin, la Internacional у la Alianza en Espag-na (1868-1872) Буэнос-Айрес, 1925. Издание «Ла Протеста,» 132 стр.

Documentos ineditos Sobre la Internacional у la Alianza en Espagna .(тоже, 1932, 210 стр.). Кроме того, я написал заметку для французского перевода «Исповеди» (1851) Бакунина (Париж,Ридер, 1932). Я также много писал, начиная с 1921 г., для уяснения подлинного характера это­го документа.

Затем, неопубликованные рукописи: приложение к био­графии, написанное в 1903-1905 г.г., четыре тома, фолио, где приводятся в порядок новые материалы. (Не предназ­наченные для печати).

Michael Bakunin, Eine Biographie, рукопись, написан­ная в 1924-27 г.г. в соответствии с наличными в то время материалами. Это — сокращенное изложение, не воспроиз­водящее всех данных «биографии 1896-1900 и ее приложе­ний; четыре тома, каждый приблизительно по 350 стр.; в случае напечатания их, эти тома были бы дополнены материалом, который к тому времени будет в моем распо­ряжении.

«Михаил Бакунин» на французском языке, 1935 г., боль­шой том (не напечатан).

«Жизнь Малатесты», итальянское издание (Нью-Йорк, 1932), немецкое (исправленное, Берлин, «Синдикалист,» 1922, 177 стр.) и испанское, дополненное до 1923 г.; En­riqueMalatesta. La Vida de un Anarquista (Буэнос-Айрес, издание «Ла Протеста,» 1923, 264 стр.) с приложением статей, написанных в 1932 году, после смерти Малатесты, из них две, появившиеся в «Ла Ревиста Бланка», были исправлены и перепечатаны под заглавием: «Жизнь Энрико Малатесты» (с предисловием Федерики Монсени) изда­тельством названного журнала (Барселона, 1933, 48 стр.). Упомянутое дополнение улучшает книгу, появившуюся в 1922 и 1923 гг.

Элизе Реклю «Анархисты и ученые...» (Берлин, «Синди­калист,» 1928, 345 стр.). Дополненный испанский перевод: Eliseo Reclus. La Vida de un Sabio justo у rebelde (Барсе­лона, Библиотека ла Ревиста Бланка, два тома, 1928, 1929 г.г., 294 и 312 стр.).

Появилась также перепечатка «Дни изгнания» Эрнеста Кердеруа (1854-55) с биографией (Париж, 1910-11, три тома), биографическими очерками и другими произведе­ниями по истории анархизма, появившимся в периодичес­ких журналах, как напр.: Freiheit, Freedom, Societe Nou-velle, Dokumente des Socialismus, Archiv fur die geschichte des Socialismus und derArbeiterbewegung, Supplements de la Protesta, Revista Blanca, etc.

В рукописи имеется также и том «Истории Интернацио­нала и Федерации работников испанского района» 1868-89 годов, содержащий около 450 печатных страниц; если этот том будет намечен к печати, то его необходимо будет предварительно исправить, дополнить и, быть может, на­писать наново.

Имеются также ненапечатанные рукописи Бакунина, частью переписанные, а также старейший отрывок его про­изведений, сохраненный с 1875 года; подлинник текстов 1866 года, напечатанных на немецком языке в собрании сочинений Бакунина (Берлин «Синдикалист», три тома), из которых третий том подготовлен мною (1924); произве­дения с 1871-72 против Мадзини; произведения юрцев, письма к Лоренцо и другим лицам относятся к тому же времени.

Имеется много писем, относящихся к перепискам гер­манских анархистов и И.Моста и И.Неве, подготовленные для издания с примечаниями. Имеется также большая работа, посвященная некоторым периодам истории тай­ных обществ эпохи Бабефа и позднейших годов, до 1830 г.

Короче, имеется множество документов, писем и воспо­минаний, либо переданных мне, либо записанных мною со слов других лиц. Эти документы могли бы послужить в качестве доказательств при изложении некоторых перио­дов истории социализма и анархизма, если бы у меня были средства поработать над этими документами и издать их.

При данных условиях, принимая во внимание состояние моего здоровья, когда доступ к части моей собственной коллекции и доступ к большим библиотекам в других стра­нах стал почти невозможным для меня, и когда почти все старые и хорошо осведомленные товарищи умирают, не имея возможности записать свои воспоминания и объясне­ния, — даже в этих условиях я не совсем лишен данных, и даже имел возможность напечатать много книг за вре­мя с 1922 до 1931 г., главным образом, благодаря помощи, оказанной мне издательствами «Синдикалист», «Ла Про­теста», «Ла Ревиста Бланка» и «Ресвелио» (Женева). Но теперь, начиная с 1931 года, возможности издания как будто исчезают. Я думаю, что, объективно, нельзя не по­жалеть об этом, ибо те из моих друзей и товарищей, кото­рые на протяжении многих лет помогали мне добывать материалы, делали это и продолжают это делать, главным образом, исходя из твердого убеждения в то, что все эти материалы послужат для сохранения истории анархизма, свободной от неточностей, и в продуманной связи, которая поднимает ее высоко над легендой, риторикой и поверх­ностным подходом. Не каждый, конечно, стремится изу­чить все детали, хотя я и без того сократил изложение, вследствие недостатка места. Однако, это не причина для того, чтобы довольствоваться малым и удовлетворяться легендами и риторикой, в то время как все другие группы, претендующие на то, что у них есть своя собственная исто­рия, прилагают большие усилия к разработке своей истории.

В этой связи старый и новый социализм подвергается исследованию в пределах, известных лишь немногим. Тем не менее, каждому легко понять, что в безбрежной социалистической литературе анархизм изображается, как за­блуждение, как сухая ветвь, полное исчезновение которой предвидится теми авторами, которые предсказывают по­беду либо большевизма, либо реформированного государ­ственного капитализма.

Именно это говорилось и говорится во всей огромной пропагандистской литературе властников. Игнорировать эту пропаганду не следует. Не должны также свободомыс­лящие закрывать глаза и на огромные размеры пропаганды духовенства. Люди, интересующиеся историей и изучаю­щие прошлое, в состоянии будут понять, какая работа была необходима, чтобы очистить память Бакунина и Альянса от марксистской лжи и извращений. Короче, я защищаю дело, против которого не выступал никто из многочисленных известных мне борцов и которое встрети­ло бы более широкую поддержку, если бы наше поле дея­тельности не сузилось до такой степени.

Меня иногда упрекали за то, что перечисленные книги написаны по-немецки, на моем родном языке. Я напечатал их по-немецки потому, что товарищи из берлинского «Син­дикалиста» были единственными в Европе в 1922 и 1924 г.г., которые предоставили мне возможность печатать эти исторические произведения и действительно напечатали. Это обстоятельство не оказалось препятствием для това­рищей Сантильяна, Оробона, Фернандеса, которые изу­чили немецкий язык и частично перевели эти книги (био­графии Малатесты и Элизе Реклю, а также некоторые главы из исторических работ и т.д.).

Издательства «Ла Протеста» и «Ла Ревиста Бланка» дали мне возможность в любое время написать историю анархизма для напечатания у них. Несколько итальянских товарищей, как доктор Паоло Флорес, Малатеста и Бертони, сделали возможным напечатание тома произведений Бакунина в Италии (1928). Еще ранее того, Элизе Реклю убедил меня напечатать один том сочинений Бакунина (1895) и «Библиографию анархии» (1897). В недолго просуществовавшем журнале «Анархическая Идея» (Па­риж, приблизительно в 1923 г.) я напечатал первый, очень сокращенный, текст исторических работ, а вскоре затем дополнил это изложение для «Суплементо ла Протеста», получилась довольно большая брошюра, которая была перепечатана в «Ревиста Бланка.» Если бы кто-нибудь предложил мне напечатать упомянутые работы на фран­цузском и английском языках, то я написал бы на этих двух языках, но так как никто никогда об этом не думал, то никаких переводов сделано не было (за исключением перевода на испанский).

Не меня следует упрекать в этом, ибо я воспользовался единственной возможностью, какая у меня была, для на­печатания упомянутых книг. Я всегда говорил, что про­смотрю и дополню эти книги для .любого перевода, как и сделал это при напечатании биографий Малатесты и Реклю в испанских переводах. Что мог я сделать? Поколение этих лет не проявляло большого интереса, и я все еще не вижу его пробуждения где бы то ни было, за исключением говорящих по-испански стран и среди германских това­рищей, ныне совершенно раздавленных.

Я часто предлагал товарищам разных стран, чтобы они и их группы помогли сделать возможным издание упомянутых неопубликованных рукописей, путем заблаго­временной подписки на большое число экземпляров не­мецких книг, которые они сдали бы библиотекам и т.д. Это побудило бы германских издателей поспешить с напечатанием этих книг.

Ничего, однако, не было сделано, и, таким образом, после захвата всех нераспространенных книг в Берлине в 1933 году, все те книги, которые не имелись в запасе в других странах, исчезли из продажи.

Можно ли это считать удовлетворительным решением вопроса, когда все на наших глазах исчезает, а мы нисколь­ко об этом не заботимся? Я ничего тут не в состоянии поделатьи думаю лишь об одной маленькой подробности, доставляющей мне много удовольствия, а именно: о том, что Малатеста, знавший английский язык, взял на себя за­дачу изучить немецкий язык и был в состоянии прочитать эти исторические работы, о чем и написал мне. Разве молодому поколению было бы труднее сделать это, чем Малатесте? А со сколькими языками я должен был познакомить­ся, чтобы собрать материал для этой, подлинно междуна­родной, истории?

Я действительно не знаю, что делать со всем этим мате­риалом, со всеми этими еще незаконченными рукописями, которые пытаются сохранить историю анархических идей. К этой попытке был интерес еще в 1924 году, а в 1934 году я уже почти не вижу такого интереса. В 1935 году това­рищи из Guilda de Amigos del Libro, в Испании, сделали возможным напечатание этого тома — первоначально на­писанного для «Ла Протеста» в Буэнос-Айресе — и я поль­зуюсь этим случаем, чтобы поблагодарить их за их цен­ные усилия.