«С тем, чтобы приступить к задаче коллективных размышлений, группа «Носотрос» предложила местной федерации анархистских групп Барселоны провести собрание всех групп. (…) Так анархистское собрание было созвано на май 1935 г. на улице Эскудильерс в Барселоне. Среди пунктов, вынесенных на обсуждение, была тема, предложенная группой «Носотрос»: «Анализ политической ситуации и мер, которые следует предпринять с тем, чтобы усилить эффективность революционного действия ФАИ». Этой теме предшествовал пункт повестки дня, который был предложен другой анархистской группой и назывался «Позиция ФАИ по отношению к «лихорадке нападений».

Когда дело дошло до обсуждения темы «индивидуальных экспроприаций», то есть, проблемы нападений, Дуррути от имени своей группы заявил:

«Товарищи, я полагаю, что обладаю известным моральным авторитетом, чтобы выступить по этому вопросу. Группа, к которой я принадлежу и члены которой вам всем известны, придерживается мнения, что волна нападений последнего времени ставит наше движение перед большой опасностью. Эта опасность состоит не в полицейских репрессиях и том, что они означают, но в том, что подобное развитие – если ему не удастся каким-либо образом положить конец – может привести к развалу нашей организации. То, что эти люди из «сферы нападений», будучи арестованными, прежде всего предъявляют членский билет НКТ и звонят в комитет помощи арестованным, – крайне весомо, поскольку так народ станет верить, что нами движет нечто совершенно иное, нежели то, что движет нами на самом деле.

НКТ – это революционное профсоюзное объединение, которое ведет работу над коренным изменением испанского общества, в первую очередь, в политической и экономической области. Ее боевое оружие – профсоюзы, а комитеты помощи заключенным созданы, чтобы помогать рабочим, становящимся жертвами этой борьбы – а не для того, чтобы снабжать схваченных полицией разбойников адвокатами и иной помощью. Никто, ни один человек из наших рядов, никакая анархистская группа, никакой комитет не могут утверждать нечто обратное тому, что говорю я сейчас. Как активный сторонник революции и анархизма я являюсь принципиальным противником нападений, которые, при нынешнем положении вещей, могут привести к нашей дискредитации. Поэтому мы предлагаем, чтобы ФАИ приняла решение о том, чтобы каждый из нас использовал все свое влияние в профсоюзе, к которому он принадлежит, с тем, чтобы профсоюзную борьбу не смешивали с нападениями. Более того, организация не должна проявлять ни малейшей солидарности с теми, кто занимается такими вещами».

Тем самым Дуррути затронул щекотливый вопрос, поскольку некоторые из присутствовавших на собрании разделяли «странные социологические теории насчет экспроприаций». При этом выступил некий молодой человек по имени Руано, который лишь незадолго до этого приехал из Буэнос-Айреса и в Аргентине принадлежал к кругу Ди Джованни во время последних акций этой группы. (…) Руано обвинил Дуррути в том, что тот сам когда-то практиковал те же действия, которые теперь осуждает. Дуррути спокойно возразил: «Конечно, друг мой. Я и группа «Носотрос» раньше применяли эту форму борьбы. Но сегодня мы считаем, эти времена преодолены с подъемом НКТ и ФАИ. Более миллиона рабочих, принадлежащих к НКТ и ждущих подходящего момента для великой коллективной экспроприации, требуют от нас, активистов этого движения, поведения, которое соответствует потребностям этой борьбы. Сегодня нет места индивидуальным акциям; единственные акции, которые имеют значение, – это акции коллективные, массовые. Поэтому то, что было преодолено ходом истории, больше не может удерживаться – это устаревшая форма борьбы, которая принесет совершенно обратное тому, чего предполагает достичь. Ну, хорошо, тот, кто хочет и далее оставаться в стороне от хода времени, должен держаться в стороне от наших рядов, отказаться от своего членства и сам нести ответственность за ту форму жизни, какую он избрал».

«Позиция Дуррути на этом собрании и влияние, которое он затем оказал на многих активистов НКТ и ФАИ, оказали свое действие: то, что грозило перерасти в эпидемию, своевременно затихло».